Время и погода в Москве

01:33 24 ноября 2020,
75.76 -0.25
89.93 -0.33

СМИ: нефтяные компании развязали «тарифную войну» с «Транснефтью» ради повышения своих сверхприбылей за счёт государства

Нефть 3.07.2020 15:48

Первый квартал 2020 года для российских нефтяных компаний выдался непростым. В результате аномального падения цен на нефть из-за снижения спроса на фоне пандемии коронавируса они впервые за многие годы зафиксировали не только крайне низкую прибыль, а ещё и убытки. Снижение тарифов “Транснефти” начали обсуждать ещё весной — пандемия коронавируса шагала по миру, в ОПЕК+ был очевиден явный конфликт и в связи с этим котировка Brent опустилась до $19. Но рынку свойственно восстанавливаться, и уже сейчас Brent поднялась выше $40, а вдобавок к этому российская марка нефти Urals впервые торговалась с рекордной прибылью.

Как пишет REGNUM, ннесмотря на это, игроки нефтяного рынка настоятельно просят правительство снизить тарифы “Транснефти” на транспортные услуги. Зачем? Тогда прибыль компании перейдёт нефтяникам, и они смогут покрыть свои убытки.

Всё дело в том, что баланс на российском рынке соблюдается за счёт того, что нефтяники торгуют на свободных условиях и в периоды высоких цен на нефть получают сверхприбыль, а “Транснефть”, транспортирующая 80% нефти, имеет фиксированный тариф в рублёвом эквиваленте, который устанавливается государством. По этой причине она не получает чрезмерной прибыли, но и не терпит убытков во время падения цен на нефть. Таким образом она поддерживает стабильность транспортной инфраструктуры и всей индустрии в целом.

Почти все операционные расходы “Транснефти” постоянные, поскольку компания инфраструктурная и должна обеспечивать работу и обслуживание всех своих трубопроводов вне зависимости от объёмов прокачки или цен на нефть.

А действительно ли тарифы “Транснефти” завышены? Нет, после сравнительного анализа выяснилось, что они самые низкие в мире. Индексируются ниже уровня инфляции. А если бы способ формирования тарифа был рыночным, то необходимая модернизация инфраструктуры компании и крупные проекты, выполненные в условиях вечной мерзлоты, повысили бы его показатели, и они бы стали выше среднемировых. “Роснефть” в период с 2016 по 2019 год увеличила прибыль на 307%, а прибыль “Транснефти” снизилась на 23%. Очевидно, что рыночная модель позволяет зарабатывать больше.

А что же прибыль? Кому она достается? В случае с “Транснефтью” — почти вся государству, ведь 79% акционерного капитала компании, равно как и прибыли, принадлежит ему. В случае с другими компаниями — по-разному. “Роснефть” принадлежит государству на 44%, “Лукойл” не принадлежит вовсе. Из 100 рублей прибыли нефтяников государство получает 14, а вся остальная прибыль, что явно недополучена “Транснефтью”, достается частным акционерам.

Но сейчас мы слышим предложение о снижении тарифов именно от частного сектора. Когда у них сверхприбыль и высокие показатели, “Транснефть” стабильно получает свою небольшую по сравнению с остальными долю, но при первых же колебаниях они начинают говорить о снижении тарифов. Но стоит допустить подобное и недофинансировать “Транснефть” — это приведёт к повышению вероятности происшествий масштаба Норильска и перебою поставок в целом.

Выводы напрашиваются сами собой. Рынок нефти будет восстанавливаться после пандемии и тогда государство может повысить уровень тарифов “Транснефти” до справедливых значений. Равно как и может повысить норму выплат дивидендов компании выше стандартных 50% прибыли. Это улучшит баланс на рынке и увеличит поступления в бюджет, что действительно необходимо в текущих реалиях.