Время и погода в Москве

21:15 21 апреля 2019,
Moscow
10°
63.96 -0.11
71.92 -0.32

По итогам 2018-го число врезок в Московской области снизилось, но остается самым большим в России

Лента новостей 29.12.2018 1:53

Больше всего воруют из Московского кольцевого магистрального нефтепродуктопровода, по которому перекачивается сразу три вида топлива (дизель, бензин, авиационный керосин)

Всего за 2018 год на территории Российской Федерации было совершено 195 фактов незаконных врезок в трубопроводы, перекачивающие нефть и нефтепродукты, сообщили журналисты онлайн-канала ТВТЭК, расследовавшие ситуацию.

В своем видео-расследовании, опубликованном на Youtube, они рассказали, что за нефтью чаще других охотились в Волгоградской, Самарской областях и Ставропольском крае. Но намного больший интерес у похитителей, по-прежнему, вызывают трубопроводы с нефтепродуктами. Второй год подряд удерживает лидерство – Московская область. За год здесь было совершено 34 незаконные врезки. Что в очередной раз подтверждает факт – в регионе сложился наиболее успешный рынок сбыта краденого. Больше всего воруют из Московского кольцевого магистрального нефтепродуктопровода, по которому перекачивается сразу три вида топлива (дизель, бензин, авиационный керосин).

Поступает в Москву топливо из Рязани по нефтепродуктопроводу Москва-Рязань. И  одно из крупнейших преступлений произошло на нем в конце ноября. В Коломенском районе Московской области с поличным задержали преступную группировку. Сообщники были тщательно подготовлены: отвод сооружен так, чтобы врезку практически невозможно было обнаружить, под землей был прорыт тоннель, а место сбора топлива замаскировали в теплице неподалеку, под землей, прикрыв тюками сена. 50-ти кубовый резервуар снабдили специальными счетчиками учета, отсюда топливо по отводу поступало в дом, где происходил налив в бензовозы. Оттуда далее распространялось по отработанным криминальным схемам.

Однако нельзя не отметить, что количество обнаруженных в этом году врезок меньше прошлогоднего значения почти вдвое (в 2017-м было зафиксировано 60 врезок). Снижающиеся темпы – результат специальной программы по обеспечению бесперебойной работы магистральных трубопроводов, реализуемой совместно организациями трубопроводной системы, власти региона и правоохранительных органов. Программу выработали в конце 2017-го, по итогам совместной встречи.

К слову, пример такой работы в Московской области переняли у Ленинградской. Последние пять лет регионы шли рука об руку, демонстрируя максимальные значения по стране.

Но после ряда громких показательных задержаний, в числе которых был Киришский полицейский (организовавший крупную схему похищений), раскрытие дела крупной банды «Спортсменов»,  число врезок в Ленинградской области сократилось более чем в 2 раза и составило 23 случая, относительно 53-х в 2017-м.  Однако относительно других регионов – это все же 2-е место в нашем «анти-рейтинге».

Третье место у Нижегородской области – за 15 врезок, это в три (!) раза больше прошлогодних значений – 4 (2017).

Участились подобные преступления и в Рязанской области – с 5 до 10 врезок. И рост этот вызван реализацией инвестпроектов по увеличению поставок топлива потребителям. Нити новых или перепрофилированных трубопроводов идут, как раз, через эти области.

За этими цифрами скрывается гигантская проблема. Фактически отсутствующее наказание стимулирует сообщников на новые и новые преступления. Попадая в суды дела дальше не идут: рассыпаются, замываются и закрываются.

Волгоградская область. В 2018-м возбуждено 8 уголовных дел, приостановлено 6. Краснодарский край – возбуждено 4 дела, приостановлено — 2, Ленинградская область – возбуждено 17 уголовных дел, приостановлено – 7. И так в Самарской, Рязанской, Московской областях. До реального наказания доходит 3-5% дел. А когда из этого ничтожно малого количества преступников судят главарей банд – история и вовсе на грани фантастики. На днях завершилось, как раз, одно из таких, резонансных дел…

4 декабря Гулькевичский районный суд Краснодарского края приговорил к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима организатора преступной группировки. Господин Романенко выстроил целую бизнес-империю на краденой нефти. Под его руководством в поселке Гирей была создана сеть криминальных отводов от магистрального нефтепровода Малгобек-Тихорецк. Отводы, длиной около 6 км, были замаскированы под жилыми домами. Нефть сливали в специальные емкости и отправляли на переработку в Ставропольский край. В схеме были задействованы десятки человек. Объемы от нелегальной деятельности исчислялись   миллионами рублей. Разбирательства длились с 2016 года, и дело получило развязку только в конце 2018-го. Несмотря на беспрецедентный «нажим» на суд, пятеро помощников главаря Романенко получили от 2,5 до 6 лет колонии общего режима.  А сам Романенко вошел в историю, как пример организатора криминального топливного бизнеса, который оказался за решеткой.

Так выходит, что можем, если захотим?

Однако в судах ждут принципиальных решений еще ряд громких историй. Дело «спортсменов», загадочным образом отпущенных Тосненским судом на свободу, по представлению прокуратуры направлено на пересмотр в новом составе суда. А на днях случилась еще одна загадочная новогодняя история. Дмитровградский районный суд постановил освободить от отбывания наказания организатора крупнейшей в Ульяновской области группировки нефтеврезчиков Савбяна Рамазанова, осужденного в 2016-м году на 7,5 лет. Под его руководством у Транснефти было украдено более 3,5 тыс. тонн нефти и нефтепродуктов. Восемь человек сливали нефть в Ульяновской области, поставляли ее в Пензу, Татарстан и Мордовию, а деньги отмывали в Самарской области. Ущерб, причиненный госкомпании, оценен в 20 млн рублей. Суд обязал преступника выплатить их пострадавшей стороне, но потери никто не компенсировал. Решение в законную силу пока не вступило, но на его пересмотр надежды мало. Так что совсем скоро преступник выйдет на свободу, чтобы собирать новую ОПГ.

В разных точках страны тлеют или разгораются очаги эпидемии врезок, и сухая статистика в очередной раз подтверждает, что основные звенья криминальной цепочки топливного бизнеса остаются нетронутыми. О наказании организаторов и покровителей речь пока не идет, встречаются лишь редкие исключения, как в случае Романенко и Рамазанова. Многие следователи при раскрытии дел придерживаются правила —  лучше железобетонный свидетель, чем шаткий обвиняемый. Вот и получается, что реальные участники ОПГ из виновных или пособников превращаются в добросовестных граждан, оказавшихся на месте преступления по недоразумению.  «Только охранял, а что не знаю; что-то перевозил, а что не видел;  работал на котловане, а что копал — не знаю». Следователей эта картина устраивает, благодаря таким свидетелям  дело закрыто — врезка обнаружена, следственные мероприятия проведены, судебное решение принято. Подозреваемые, если такие имеются, отделываются легким испугом или условными сроками. Получается, что для положительной статистики раскрываемости преступлений  легче закрыть дело по двум мелким жуликам, застигнутым врасплох с 2 кубами похищенной нефти в газели, чем объединять все преступления группы в одну цепочку и раскручивать ее до конца — выходить на организаторов, заказчиков и рушить сформированные криминальные костяки…

Пока решение по краснодарскому делу Романенко и пересмотр приговора спортсменов-беспредельщиков в Ленобласти не станут сложившейся практикой для других регионов страны, говорить о коренном переломе в войне правоохранительных органов с нефтеворами просто не приходится.

Таковы мало оптимистичные итоги восемнадцатого года. Чтобы девятнадцатый год не превратился в очередную кальку прошедших событий, эксперты в области безопасности заявляют о необходимости  проведения системной работы в кризисных регионах. По их мнению, она включает создание и оптимизацию работы спецподразделений по борьбе с топливными преступлениями, раскрытие правоохранительными органами всех звеньев криминальной цепи, а также  осуществление прокурорского контроля судебных решений по делам нефтеворов. Возможно, в этом случае, следующий год  станет действительно переломным.